Баннер
Баннер

Поиск
Реклама

13 июля исполняется 70 лет со дня гибели капитана ПЖ Семенюка, командира эскадрильи ВВС Черноморского флота



13 июля исполняется 70 лет со дня гибели капитана ПЖ Семенюка, командира эскадрильи ВВС Черноморского флота

Летом 1941 года он защищал Измаил с воздуха.

6 июля нашей разведке стало известно, что в районе города Тулча (Румыния) сосредоточено большое количество переправоч­ных средств, а в порту стоят транспорты, с которых идет выгрузка боевой техники, горюче­го, боеприпасов. Враг готовился к захвату Измаила, и советское командование приняло решение нанести бомбовый удар по скоплению войск, техники и по судам, стоявшим в Тулчинском порту. Но стояла нелетная погода. 13 июля погодные условия позволили совершить налет на Тулчу. Для выполнения этого задания командование направило группу самолетов ВВС Черномор­ского флота. Группу вел сам командир полка И. А. Токарев, который поставил экипажу капитана Семенюка задачу - подавить при подходе к Тулче зенитные батареи противника. Поднявшись в воздухе Крымского аэродрома, бомбардировщики взяли курс на Тулчу. Для прикры­тия их в воздухе в районе Измаила к бомбардировщикам присоедини­лись истребители 96-й отдельной авиаэскадрильи Дунайской флотилии. Первым подошел к Тулче самолет капитана Семеню­ка, но вражеские зенитки огонь почему-то не открывали. Штурман А. Толмачев припал к прицелу, поймал батарею. «Влево пять», - скомандовал он.

 Вдруг раздался тревожный голос стрелка-радиста Егорова: «Слева истребители противника!» Стало ясно, почему молчали зенитки врага. Самолет капитана Семенюка успел сбросить бомбы, которые точно попали в цель. Другие самолеты в это время бомбили порт и скопление вражес­ких войск в районе Тулчи. Было видно, как над одним из транспор­тов взвился огненно-черный столб, и судно стало оседать на правый бок. Можно было ложиться на обратный курс, но самолет атакова­ли немецкие истребители, и стрелки отбивались от них, ведя огонь из пулеметов. Неожиданно самолет стал оседать на хвост, снизилась скорость, и он мог сорваться в штопор, из которого машину вывести практически невозможно. Штурман связался с командиром по переговорному устройству, но Семенюк не отвечал. Тогда Толмачев повернулся и заглянул в щель под приборной доской. Семенюк был ранен, из-под шлема струилась кровь, заливая глаза и губы. Руки лежали на коленях, ручка управления свободно покачива­лась. В кабине штурмана был дублер управления самолетом. Толмачев быстро выхватил из зажимов ручку управления, вставил в гнездо и, сколько было сил, отжал от себя, а левой рукой двинул секторы газа вперед до отказа. До земли оставалось несколько сот метров, но моторы уже работали на полную мощность. Когда опасность падения самолета миновала, Толмачев почувствовал, что ранен, сильно болела спина, комбинезон был мокрым от крови. Лететь в Крым и думать нечего, нужно было хотя бы дотянуть до Измаила. Один из бензобаков оказался пробит, и моторы стали работать с перебоя­ми, но Измаил был уже рядом, внизу мелькнула лента Дуная, показались городские квартиры. Самолет сел на вынужденную посадку в километре от Одесской трассы (в конце пр. Суворова). К самолету сбежались местные жители. Первым из машины вылез стрелок Якушев, за ним, прихрамывая стрелок-радист Егоров, Толмачев был без сознания, а Семенюк умер от потери крови еще в воздухе. Толмачева отправили в госпиталь, и после выздоровления он продолжал воевать, ему было присвоено звание Героя Советско­го Союза.

Капитана Семенюка похорони­ли в братской могиле в Измаиле, ему установили памятник, и одна из улиц города носит его имя.

Анатолий КАМИНСКИЙ,  измаильский краевед


13 Июля 2011 год
Читайте также:
Измаил Сегодня