Баннер
Баннер

Поиск
Реклама

Крепость Килия в канун штурма Измаила. Часть 2


В той войне  генерал Меллер И.И. стал героем штурма Очакова – по его плану велась осада и был осуществлен успешный штурм этой турецкой твердыни. За эти ратные победы генерал был удостоен баронского титула, а к своей фамилии получил почетную приставку Закомельский.

В июле 1790 года генерал-аншеф Меллер-Закомельский был назначен командующим левого-приморского, придунайского крыла вступившей в Бессарабию российской армии. Генерал-майор М.И. Кутузов, оставаясь командиром шестой пехотной дивизии этой армии, одновременно, стал командующим всей пехоты ее левого крыла.

30 сентября 1790 года фельдъегерь доставил в штаб Дунайской армии генерала Меллера-Закомельского в Татарбунарах приказ главнокомандующего всеми вооруженными силами на юге империи Светлейшего князя Потемкина-Таврического: «Приложите, Ваше высокопревосходительство,все старания достать скорее Килию в руки!» (3).

Измаил был  «ключом» к Балканам. Но к нему нельзя было подступиться. Не овладев «ключом» к Дунаю – Килией. К тому времени Килийский рукав, где-то в 50-х годах XVIII века, прорвавшийся к морю сквозь гряды Летя и Кара-Орман, стал главным рукавом дельты. Это хорошо понимал Потемкин и потому он торопил генерал-аншефа Меллера-Закомельского. Казачьи разъезды которого подошли к Кили 3 октября к вечеру, 4-го подошла кавалерия, за ней пехота с полевой артиллерией. Войска стали обкладывать крепость с севера и северо-востока. Часть войск. Батареи осадной артиллерии с генерал-лейтенантом Гудовичем остались в Татарбунарах в ожидании обозов с порохом, ядрами, бомбами, патронами со складов в Аккермане. Опаздывал и генерал де Рибас с галерным флотом и 48 казацкими»дубками» атамана Головатого – на Черном море свирепствовал жестокий осенний шторм…

Исполнительный, горячий Меллер-Закомельский, не дождавшись ответа на ультиматум о сдаче крепости, не дождавшись осадной артиллерии, шестого октября 1790 года приказал своим войскам штурмовать предкрепостные укрепления. Сам лично он повел в атаку роту егерей Лифляндского полка и… был смертельно ранен. Командование взял на себя командир пехотного корпуса, генерал-лейтенант Гудович Иван Васильевич – друг Потемкина Г.А., опытный военачальник, ученик П.А. Румянцева-Задунайского, отличившийся еще в боях на реке Ларге, под Кагулом и Джурджу. Штурм продолжался, но, не имея должной огневой поддержки, войска несли большие потери. А успех все не обозначался и генерал приказал трубить отбой. Наступившие ночь и следующие дни ушли на организацию нового штурма. Теперь для этого было достаточно войск и техники: из Татарбунар подошли батареи осадной артиллерии.

В прибывшей  для штурма Килийской крепости колонне  были: десятиорудейная батарея мощных дальнобойных пушек, которые могли  стрелять как полуторапудовыми  ядрами, так и разрывными бомбами. Шесть мортир (для навесной стрельбы) могли извергать двухпудовые разрывные бомбы опасные, как для стен и башен крепости, так и для сооружений за высокими стенами, не говоря уже о живой силе противника. Кроме этого прибыла батарея секретной конструкции пушек – знаменитых шуваловских единорогов. Жерла этих пушек были овальной формы. При стрельбе они извергали картечь, которая разлеталась широкими веерами, нанося живой силе противника страшные потери.

По подсказке  местных жителей на остров, что  западнее Килии (тогда – остров Кофа – на дунайском рукаве того же названия, сейчас – Малый Степовой за Дунайцем), перекатили орудия.

С рассветом 8 октября  артиллерия начала методический обстрел  крепости. Двухпудовые разрывы ядер-бомб крушили ее стены, бастионы и башни. Шквал картечи из шуваловских  единорогов наносил страшный урон пехоте противника, столпившейся в переулках «Большой крепости» и в тесной цитадели. Пушки с острова поражали цитадель с самой слабозащищенной стороны – со стороны Дуная.

И все же мощная цитадель долго не сдавалась. Более  того, несколько раз раскрывались широкие южные ворота цитадели, и враг кидался в вылазки – контратаки. Однако день ото дня все слабее отвечала крепость, рушились ее стены и башни, редели ряды защитников, догорали на Дунае, не успевшие уйти, галеры турецкой флотилии. 18 октября 1790 года российские войска предприняли общий штурм крепости, решивший ее судьбу: гарнизон Килии сдался на капитуляцию с правом выхода.

Спустя три  дня после сдачи крепости Килия  и капитуляции ее гарнизона А.В. Суворов писал Г.А. Потемкину: «Светлейший  князь Милостивый Государь! Слава Вышнему! Поздравляю с Килиею: ключ к дальнейшим завоеваниям Вашей Светлости» (4).

12 ноября 1790 года  Екатерина II писала Потемкину, что из полученных от него писем она «усмотрела с удовольствием сдачу Кили» и что в тот же день было отслужено «торжественное молебствие», которое «отправлялось с пушечною пальбою» (5).

За взятие Килии  генерал-лейтенант И.В. Гудович был  произведен в генерал-аншефы. Будучи комендантом Килии после ее взятия, генерал приступил к обустройству ее мирной жизни. Но в конце ноября 1790 года приказом генерал-фельдмаршала Потемкина во главе своего корпуса, обогащенного опытом штурма мощной Килийской крепости, был направлен под Измаил, как оказалось, под начало А.В. Суворова.

Однако. Не подлежит сомнению, что прелюдией громкой славы Измаила был подвиг российских войск в Килие.

Список литературы:

1.В. Балязин.  Тайны дома Романовых.- М.2007.

2.П.Т. Коломойцев. Бывшая крепость Измаил и ее памятники.//Кишиневские епархиальные ведомости. - №36.1913.

3.М.И. Кутузов:письма, записки. – СПб., 1862.

4.А.В. Суворов.  Письма. В.С. Лопатин. – М.,1987. –  С.201.

5.Русская старина.  –Т.XVII, 1876. – С.639.

Автор Райнов Б.А. (Украина, Г. Килия)

По материалам «Краеведческого вестника». Измаильский  историко-краеведческий музей Придунавья, 2008 год


18 Ноября 2010 год
Читайте также:
Измаил Сегодня